Тема

14 января, 19:13 Источник: АПК-Информ Просмотров: 61

АПК России в пострекордном году: основные события и факты (АПК-Информ: ИТОГИ №1 (55))

 

 

 

 

 

Александр Прядко

 

Как правило, год, следующий за рекордным, изначально подразумевает определенный откат от завоеванных ранее позиций. Не зря же существует определение, что рекорд сложнее повторить, чем установить. Во многом это справедливо, если попытаться оценить 2018 аграрный год для России. Год, который во многих аспектах рассматривается сквозь призму главного достижения своего предшественника – рекордного валового сбора зерна. Данный показатель определял не только развитие зернового сегмента, но и практически всего российского АПК в 2018-м. Впрочем, и в нем нашлось место для рекордов, о которых, так же как и о других его основных событиях и тенденциях, мы постараемся вспомнить в данном материале.

 

Кадровое укрепление

Начать же будет правильно с события, которое в любом случае должно было произойти, но итог его изначально предсказать было достаточно сложно. Речь идет о смене руководителя Минсельхоза РФ. То, что это должно было случиться, определялось Конституцией РФ, согласно которой правительство складывает свои полномочия перед вновь избранным главой государства. Но вот кандидатура нового руководителя аграрного сектора долгое время оставалась загадкой, и лишь 18 мая стало официально известно, что Александра Ткачева на должности министра сельского хозяйства сменил бывший руководитель Россельхозбанка Дмитрий Патрушев.

Что касается А.Ткачева, то он спустя некоторое время вернулся, так сказать, к истокам, возглавив совет директоров одного из крупнейших российских агрохолдингов - «Агрокомплекса им. Н.А. Ткачева». А вот кандидатура его сменщика оказалась в какой-то степени сюрпризом. Нет, никто не отрицает, что, в целом, Д.Патрушев являлся «не чужой» фигурой для аграрного сектора – все-таки 7 лет руководства крупнейшим банком в данном секторе что-то да и значили, но это было лишь одно из направлений, которым должен был руководить новый министр. Возможно, именно этим было обусловлено создание в новом правительстве должности вице-премьера по АПК, которую занял один из опытнейших руководителей данной сферы Алексей Гордеев. В свое время он практически 10 лет возглавлял Минсельхоз в первое десятилетие XXI века, и изначально именно его кандидатура рассматривалась многими в качестве основной на должность министра. Однако в итоге выбор был сделан именно в пользу Д.Патрушева, а А.Гордеев сменил в правительстве прежнего куратора отрасли Аркадия Дворковича.

Что же касается Д.Патрушева, то он в течение первого полугода своей деятельности на новой должности постепенно сменил всех своих заместителей из прежнего руководства министерства, назначив на их должности тех, с большинством из которых он работал на прежнем месте своей деятельности. Практически из руководителей высшего звена свой пост удалось сохранить лишь первому замминистра Джамбулату Хатуову, хотя не факт, что надолго.

Какими-то значимыми решениями и заявлениями за первые полгода новый министр не отметился, сконцентрировав основной фокус своей деятельности на исполнении «майского» указа президента, одной из основных задач которого является развитие созданного в 2018 г. национального проекта «Экспорт продукции АПК», предусматривающего более чем двукратное увеличение к 2024 г. экспорта отечественной аграрной продукции – с нынешних чуть более $20 млрд. до $45 млрд.

В то же время, в других своих заявлениях Д.Патрушев был достаточно осторожен. Так, прогнозируя ожидаемый урожай зерна в 2018 г., который является ключевым индикатором развития аграрного сектора, достаточно долго оценивал его на очень осторожном уровне «не менее 100 млн. тонн», который лишь в середине осени был повышен до «порядка 110 млн. тонн». При этом оценки данного показателя экспертами аграрного рынка практически все время были заметно выше официального прогноза. Но упрекать министра в подобной осторожности, наверное, все же будет неправильно, поскольку во многом она была обусловлена рядом достаточно объективных факторов.

 

Последствия зерновых рекордов: плюсы…

Итак, то, что повторить рекордные 135,5 млн. тонн зерна, собранные годом ранее, в 2018 г. не удастся, было понятно уже на старте года. Не слишком благоприятные условия перезимовки озимых усугубились неблагоприятными погодными условиями весны-лета практически на всей территории России. Причем спектр этой «неблагоприятности» в прошлом году был практически полным – заморозки, сильные осадки, засухи и т.д. В итоге урожай в 2018 г. снизился почти на 20% и, по предварительной оценке Росстата, составил порядка 113 млн. тонн. Тем не менее, в сложившихся реалиях данный показатель все же можно считать неплохим достижением, которое продолжило до 5 лет подряд достижение валового сбора зерна на уровне, превышающем 100 млн. тонн.

В то же время, также изначально было понятно, что без рекорда зерновой 2018 год не останется. Речь, как вы понимаете, идет об экспорте, который по итогам завершившегося 30 июня 2017/18 МГ достиг очередного максимума, как по общему объему (более 52,4 млн. тонн), так и по показателю отгрузок основной для страны экспортной культуры – пшеницы (почти 40,5 млн. тонн). Помимо прочего, это позволило России по результатам сезона вернуть первую строчку в рейтинге мировых экспортеров пшеницы, превзойдя США и Евросоюз. При этом многие мировые аналитики считают, что это лидерство не будет разовым, а сохранится как минимум и по итогам 2018/19 МГ. Если же говорить об официальной оценке зернового экспорта в сезоне-2018/19, то буквально в конце декабря она была повышена суммарно до 42 млн. тонн, а по пшенице – до 37 млн. тонн.

 

…и минусы

Однако зерновые рекорды имели и отрицательные последствия. Прежде всего, они отразились на динамике основного макроэкономического показателя отрасли – темпах роста ВВП, которые в 2018 г. демонстрируют снижение. Главной причиной этого стало сокращение доходности аграриев при реализации зерна, обусловленное существенным снижением цен в данном сегменте. Пик падения ВВП был зафиксирован в августе – на 13%. В октябре положительная динамика практически восстановилась, однако в целом по итогам 11 месяцев сельхозпроизводство в РФ снизилось на 0,8%. Тем не менее, Минсельхоз РФ все же сохраняет ожидания небольшого роста данного показателя по итогам года (примерно на 1%). В то же время, Минэкономразвития допускает, что данный показатель впервые за последние 6 лет может быть отрицательным.

 

Новый драйвер

Тем не менее, звание «отрасли рекордов» российскому АПК в 2018 г. сохранил масличный сектор, где была зафиксирована целая россыпь максимальных показателей. При этом рост показателей отмечался практически во всех сегментах. Более подробно о показателях отрасли можно прочитать в обзоре аналитиков ИА «АПК-Информ» на страницах нашего издания, в этом же материале мы выделим основные из них.

Прежде всего, следует отметить достигнутый в 2018 г. новый максимум валового сбора семян подсолнечника, который, по предварительной оценке Росстата, возрос до 12,6 млн. тонн против 10,5 млн. тонн годом ранее. Экспорт российского подсолнечного масла в 2017/18 МГ увеличился до рекордных 2,3 млн. тонн.

Урожай двух других ключевых масличных культур в 2018 г. также повысился: семян рапса – с 1,51 млн. тонн в 2017 г. до 1,98 млн. тонн, соевых бобов – с 3,6 млн. тонн до 3,9 млн. тонн. Также по итогам 2017/18 МГ выросли объемы экспорта масел из данных культур: соевого – на 9%, до 566 тыс. тонн, рапсового – на 43%, до 340 тыс. тонн.

Столь бурный рост отрасли во многом обусловил ее включение в качестве основной составляющей в национальный проект «Экспорт продукции АПК», в рамках которого в ближайшие 6 лет планируется практически трехкратное увеличение отгрузок масложировой продукции на внешние рынки – с нынешних $3,1 млрд. до $8,6 млрд.

 

Ключевые события компаний

Масложировая отрасль в 2018 г. также стала одним из главных «хедлайнеров» в сегменте агрохолдингов, поскольку именно в ней произошло несколько довольно значимых событий.

Так, в конце августа группа компаний «Благо» (г. Санкт-Петербург) объявила об аренде всех предприятий по производству бутилированного подсолнечного масла, принадлежащих одному из крупнейших российских производителей данной продукции ГК «Юг Сибири» - ООО «Барнаульский маслоэкстракционный завод», ООО «Бийский маслоэкстракционный завод», ООО «Продэкс-Омск». Спустя месяц ГК «Благо» уже начала переработку сырья на арендованных предприятиях и выпуск продукции под собственной торговой маркой. По мнению большинства экспертов, данные действия были обусловлены существенной убыточностью предприятий «Юга Сибири» и их значительной задолженностью, что фактически является прекращением деятельности ГК «Юг Сибири» в масложировом бизнесе.

Если информация о возможности осуществления данной сделки возникла еще в начале 2018 г., то переход под контроль ГК «Русагро» еще одного крупного игрока российского масличного рынка – холдинга «Солнечные продукты», о котором стало известно в октябре, в определенной мере был достаточно неожиданным. Как поясняли в холдинге, причиной данного решения стали «сложные времена», переживаемые компанией, которые потребовали привлечения стратегического инвестора, в качестве которого и выступила ГК «Русагро», выкупившая в конце ноября право требования к «Солнечным продуктам» по кредитам Россельхозбанка на общую сумму около 35 млрд. руб. Отметим, что на момент заключения сделки в состав «Солнечных продуктов» входили три масложировых комбината, суммарные производственные мощности которых составляли порядка 500 тыс. тонн в год, а также три маслоэкстракционных завода суммарной мощностью переработки около 4,7 тыс. тонн в сутки. В 2019 г. ГК «Русагро» планирует объединить приобретенные предприятия с уже принадлежащими группе масложировыми активами.

В зерновом сегменте следует выделить осуществленное в ноябре приобретение агрохолдингом «Степь», входящим в состав АФК «Система», активов ростовской компании «Ростзернотранс» , которые составляли элеваторы общей мощностью единовременного хранения порядка 400 тыс. тонн, речной терминал в г. Волгодонск и погрузочная площадка в г. Азов. Указанная покупка была совершена в рамках реализации стратегии «Степи» по вхождению к 2020 г. в пятерку крупнейших экспортеров российского зерна.

Также следует отметить вхождение в российский зерновой рынок одного из ведущих мировых игроков – американской ADM, которая в марте подписала соглашение с «Астон продукты питания и пищевые ингредиенты» о приобретении 50% акций крахмалопаточного дивизиона «Астона». Кроме того, в начале июля компании объявили о планах реализации совместного производства крахмалов и сиропов в Московской области.

В целом же, отрасль глубокой переработки сельхозкультур в России в течение 2018 г. фактически получила новый толчок в своем развитии – сообщения о планах по созданию новых предприятий в данной сфере поступали практически ежемесячно. Из наиболее значимых выделим озвученные планы компании Cargill в 2019 г. о запуске производства лецитина в Волгоградской области, планируемый запуск в данном регионе также в 2019 г. компанией «Нью-Био» крупнейшего в РФ предприятия по глубокой переработке кукурузы с ежегодным выпуском до 135 тыс. тонн мальтодекстринов, сухих кукурузного глютена и глютенового корма, а также нативного крахмала.

Кроме того, в сентябре компания «Ладесол-Тамбов» начала строительство завода по глубокой переработке фуражных зерновых для производства концентрированных белковых кормопродуктов в Тамбовской области, а в ноябре Группа «Черкизово» объявила о планах создания предприятия по глубокой переработке масличных в Липецкой области.

Также в данном контексте можно выделить ввод в эксплуатацию в августе в Самарской области компанией «Евро технологии» первого в России предприятия по глубокой переработке гороха и производству горохового протеина годовой мощностью 40 тыс. тонн и запуск в ноябре на «Крахмальном заводе «Гулькевичский» (Краснодарский край) производства мальтодекстрина.

 

«Самоорганизация» отрасли продолжается

Реалии развития аграрного сектора в 2018 г. диктовали и продолжение процесса «самоорганизации» его участников. В частности, в ноябре было объявлено о создании Ассоциации добросовестных участников рынка АПК. Организация была учреждена ведущими участниками рынка при содействии ФНС и Общественной палаты и позиционируется как продолжение работы участников рынка над принятой в июле 2017 г. Хартией в сфере оборота сельскохозяйственной продукции – совместной политикой по противодействию незаконным действиям на рынке оборота данной продукции. Среди первоочередных задач ассоциации назван уже внедряемый на практике механизм открытого обмена между участниками рынка информацией об организациях, по цепочке операций с которыми налоговыми органами выявлены признаки так называемых налоговых «разрывов» по НДС. По мнению участников рынка, данный инструмент саморегулирования позволит повысить уровень налоговой дисциплины в отрасли, снизить риски и издержки бизнеса.

А в августе пять ведущих российских производителей муки, в числе которых ГК «Беляевская мука», АО «Макфа», ОАО «Ленинградский комбинат хлебопродуктов им. Кирова», АО «Комбинат хлебопродуктов «Тихорецкий» и ГК «Грейн Холдинг», заявили о планах объединения в Ассоциацию экспортеров муки для продвижения интересов России на зарубежных рынках муки и продуктов переработки пшеницы. При этом планы у создателей ассоциации очень амбициозные: в течение ближайших 10 лет увеличить экспортные отгрузки российской муки примерно в 30 раз – с нынешних 230 тыс. тонн до 7 млн. тонн.

 

Ключевые законы

Довольно насыщенным 2018 г. был и в сфере законодательного регулирования АПК. Из достаточно большого массива принятых в прошлом году законопроектов выделим лишь три, на наш взгляд, ключевых.

Прежде всего, напомним, что в июле 2018 г. Госдумой РФ была принята окончательная редакция закона, регламентирующего основы производства органической сельскохозяйственной продукции. Принятым документом, в частности, законодательно закрепляются понятия «органическая продукция», «производители органической продукции» и «органическое сельское хозяйство», а также регулируются нормы ее производства, хранения, транспортировки, маркировки и реализации. Кроме того, предусматривается создание общедоступного единого государственного реестра производителей органической продукции, вести который будет Минсельхоз РФ. Также документ закрепляет положение о господдержке производителей органики.

В ноябре нижняя палата российского парламента приняла в окончательной редакции закон, регулирующий производство и оборот биоэтанола в качестве топлива. Документом, в частности, устанавливаются требования к основному технологическому оборудованию для производства биоэтанола и условия допустимости этого производства, а также вводится лицензирование деятельности, связанной с производством, хранением и поставками биоэтанола. Как ожидается, принятие данного закона будет способствовать развитию биоэнергетики, в частности биотехнологий, позволяющих получать энергию из возобновляемых источников сырья.

И, наконец, буквально под «новогоднюю елку» были приняты в третьем чтении изменения в систему агрострахования с господдержкой. Ключевым из них стала отмена 20% порога гибели урожая, необходимого для выплаты в полисах агрострахования с господдержкой, и замена его обязательной безусловной франшизой в размере от 10% до 50%. Также закон уточняет перечень природных явлений, в результате ущерба от которых полагается выплата, и включает в страховое покрытие убытки от вынужденного убоя скота.

 

Такой была краткая картина прошедшего года в АПК России. Естественно, мы выделили лишь основные, на наш взгляд, факты. Но даже подобный «экспресс-анализ» позволяет заключить, что событий со знаком «плюс» в 2018 г. было больше. Следовательно, отрасль продолжает развиваться даже в достаточно сложных внутренних и внешних экономических условиях. Кроме того, большинство произошедшего в 2018 г., по всей видимости, должно получить продолжение и развитие уже в наступившем году. Тем интереснее будет оценить итоги аграрного 2019-го… Но об этом уже через год.

Комментарии

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий

Похожие статьи